Зачем амурской сое нужен генетический паспорт, – Синеговский

Амурская область лидирует по валовому сбору сои в России. Регион активно экспортирует эту сельхозкультуру в Китай, где на нее огромный спрос. Тем не менее свой потенциал Приамурье еще не реализовало. Об этом, а также о том, почему каждый год создаются новые сорта бобовых, рассказал врио директора ФГБНУ ФНЦ ВНИИ сои Михаил Синеговский.


Михаил Олегович, соя — сельскохозяйственный продукт номер один в экспорте Амурской области и главная культура на посевных площадях в регионе. Чем вызвана ее популярность?

Михаил Синеговский: В первую очередь тем, что есть рынок сбыта. Кроме того, исторически родиной сои является Дальний Восток и, в частности, территория Амурской области. Интерес проявляют и переработчики, производящие соевое масло и соевый шрот.

 

А рынок сбыта — это…

Михаил Синеговский: Конечно же, Китай. В Поднебесной сейчас активно развивается животноводческая отрасль, в частности свиноводство. Китайцам нужны корма, в том числе из сои. Они закупают как латиноамериканскую, так и нашу. За эти бобовые дают хорошую цену, поэтому сельхозтоваропроизводители с удовольствием занимаются их выращиванием. Соя — одна из самых высокорентабельных культур в мире. С точки зрения биохимического состава, два основных критерия качественных показателей сои — количество жира и белка. Если мы говорим про пищевую промышленность, про производство изолята, то здесь ценится высокобелковая соя. Китай заинтересован именно в такой, и отечественные сорта их фермеров устраивают. А если мы рассматриваем маслоэкстракционное производство, то здесь важно содержание жира.

 

Ваш институт разработал немало сортов сои. Вот и в этом году планируете выдать два новых. Неужели старых недостаточно?

Михаил Синеговский: Каждый новый сорт имеет какие-то преимущества. Когда селекционеры начинают создавать сорта, они всегда понимают, в каком направлении хотят работать. Основной критерий — продуктивность. Если брать, например, биологический потенциал сортов, полученных до конца «нулевых» годов, то их средняя урожайность составляла примерно две тонны с гектара. А сейчас у наших сортов она уже достигает четыре тонны — столько растение может дать при идеальных условиях. Повышаются урожайность, устойчивость к болезням, к негативным влияниям природных условий. Мы занимаемся и селекцией сортов, устойчивых к вредителям. Плюс ко всему химическая нагрузка в сельском хозяйстве возрастает из года в год, пестицидов применяют все больше, а сорняки становятся все более устойчивыми. Вредители и болезни тоже развиваются. Поэтому нужно работать над генетикой сои. Одно из направлений — разработка сортов, устойчивых к переувлажнению. Учитывая наши паводки, это актуально. Кроме того, есть соя, устойчивая к низким положительным температурам в период прорастания. Посев можно начинать при температуре почвы в плюс десять градусов, а некоторые наши сорта могут прорастать при плюс пяти.

 

В этом году в институте заработала лаборатория ПЦР для сои. Зачем она нужна?

Михаил Синеговский: Для создания генетических паспортов сортов. Последние, с одной стороны, можно идентифицировать по морфологическим признакам: форме, листу, окрасу цветка, семени или рубчика. А можно распознавать их на генетическом уровне. Но для этого у каждого сорта должен быть паспорт. Можно выявлять гены, которые дают устойчивость к тем или иным негативным воздействиям. За этот год мы планируем паспортизировать десять сортов.

 

Насколько сложен 2021-й для соеводов по погодным условиям?

Михаил Синеговский: В начале года не хватало тепла и было сильное переувлажнение. Это очень негативно сказалось на посевной. Не все смогли зайти в поле, не все предприятия выполнили план по посеву. Год начался тяжело, но сейчас и тепла, и осадков хватает. Вообще, у нас зона рискованного земледелия, и каждый сезон журналисты у меня спрашивают: «Этот год тяжелый?». И я каждый раз отвечаю: «Да». Просто тяжелым он становится либо в начале посевной, либо в середине вегетационного периода, либо перед уборкой, когда начинаются ранние заморозки или осадки, а то и вообще снег рано выпадает. За все время, что я работаю, не припомню, чтобы хоть один год был идеальным.

 

Тем не менее Амурская область периодически ставит рекорды по урожаю…

Михаил Синеговский: Да, но именно по валовому сбору. У нас в последние годы установлена планка — миллион тонн. Не всегда ее удается достичь. По валовому сбору мы лидеры в стране, однако, с точки зрения урожайности и продуктивности, сельхозпроизводителям есть над чем работать и есть куда расти. Генетический потенциал наших сортов, напомню, — четыре тонны с гектара. Производственно можно реализовать 75 процентов — то есть три тонны. И действительно, в условно хорошие годы хозяйства-лидеры, которые полностью выполняют агротехнологию, получали 2,8 тонны. Но в среднем урожайность по Амурской области 1,4-1,5 тонны. Это довольно-таки немного. Нам уже наступает на пятки по объемам производства и размеру площадей центральная полоса России, в особенности Белгородская область. Эти регионы за последние пять лет очень сильно прибавили в развитии соеводства. И показывают более высокую урожайность. Приамурью необходимо и решать кадровые проблемы (в отрасли не хватает специалистов), и лучше работать с сортами, качественно применяя все агроприемы.

Михаил Синеговский: Средняя урожайность с гектара у наших сортов достигает четыре тонны — столько растение может дать при идеальных условиях.

Источник: Российская Газета

 

To top
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля