pixabay.com

Влияние коронавируса на масложировой рынок, — главные тренды

1.Мартовский стихийный спрос в рознице и последующее замедление

С середины марта на рынке FMCG был зафиксирован покупательский бум. «В целом с 9 по 12 неделю 2020 года спрос на FMCG товары нарастающим итогом вырос примерно на 18%, что в сравнении со скромными среднегодовыми темпами развития двух прошлых лет — настоящий ажиотаж», — комментирует ситуацию руководитель ритейл-сектора отдела исследований потребительской панели GfK Rus Виктория Давитаиа.

Растительные масла вошли в число продуктов, приобретаемых потребителями впрок. По данным Nielsen Retail Audit, во вторую декаду марта спрос на растительные масла вырос 4 раза по сравнению с периодом до начала пандемии (6 января — 1 марта). Однако согласно последующему мониторингу потребительского поведения аналитиками GfK Rus, в первых числах апреля темпы закупок растительных масел постепенно снижались. 

 

 

По данным АКОРТ, с конца марта трафик в торговых точках  начал падать в среднем  на 30%, изменился режим покупок. В свою очередь, производители масложировой продукции отмечают, что резкая смена потребительской активности сказалась не только на планах по реализации продукции, но и на доходной части производителей. Как отметил собственный источник OleoScope, работающий в масложировом бизнесе, в марте объемы заказов со стороны розницы на поставку продукции превышали регулярные объемы в 2-3 раза. Такая активность была обусловлено не только потребительским ажиотажем, впрок закупался и ритейл. И уже в начале апреля сети заявили о вынужденном росте отпускных цен на продукцию. Сегодня вопросом текущего ценообразования и формирования наценки на социально значимые товары вплотную занялась антимонопольная служба.

2. Эффект улитки: перебои в цепочке поставок, закрытие границ

ФАО ООН выступил с жесткой критикой относительно политики целого ряда стран, связанной с закрытием экспорта продовольственных товаров. 

«Учитывая проблему, с которой мы столкнулись, сейчас не время проводить такую политику, наоборот, сейчас важно сотрудничать и координировать свои действия», – прокомментировал главный экономист ФАО ООН Максим Тореро.

По оценке ФАО, проблем с урожаем и производством продовольствия в текущем и новом сезоне не предвидится. Тогда как закрытие торговых границ и снижение внешнеторговой деятельности неминуемо приведут к негативным последствиям.

«Мировая торговля продовольствием должна продолжаться. Каждая пятая калория, потребляемая нами, пересекает минимум одну международную границу, и это на 50% больше, чем 40 лет назад.  На страны с низким и средним уровнем дохода приходится почти треть мировой торговли продовольствием, которая обеспечивает очень значительную долю доходов и благосостояния.  Особенно уязвимы к замедлению товарооборотов страны, зависящие от импорта продовольствия, особенно если их валюта ослабляется, как это происходит сейчас», — рассказал г-н Тореро.

Сегодня о полном закрытии рынка экспорта сои, подсолнечника, подсолнечного и хлопкового масла, соевого шрота объявила Румыния, перестала отгружать масла Сербия. Власти Казахстана ввели достаточно жесткое квотирование по нерафинированному подсолнечному маслу — в апреле объем отгрузок не должен превысить 10 тыс. тонн. Россия ввела временные ограничения пока только по масличным — сое и подсолнечнику. 

В свою очередь, Bloomberg назвал такую политику защитных мер «продовольственным национализмом». Однако неопределённость дальнейшего развития рынка продовольствия в условиях COVID-19, вопреки критике, заставляет страны запасаться продовольствием и замедлять темпы торговли.

Пожалуй, одним из самых показательных примеров сбоя в работе торговых цепочек стала приостановка  работы в портах Аргентины — крупнейшего мирового экспортера соевого масла и шрота — с середине марта. Помимо задержек общего характера, в дело включились профсоюзы портовых служащих, угрожая провести забастовку из-за проблем со здоровьем и незащищенностью рабочих.

С аналогичными требованиями выступали и профсоюзы на плантациях Малайзии. В результате власти приняли решение о введении режима lockdown в регионе  Сабах, на долю которого приходится около 25% производства пальмового масла Малайзии. Страна уже последовательно снижает объем производства масла, ориентируясь на имеющиеся запасы, что, с одной стороны, поддерживает цены на продукт, с другой стороны, заставило власти отказаться от введения проекта по увеличению использования пальмового масла в биодизеле — B20.

Россия пока не ощущает трудностей недопоставок продовольствия. Как ранее отмечал Reuters, благодаря действию контрсанкций наша страна оказалась более подготовлена к условиям торговой изоляции. Действие продэмбарго в отношении России позволило стране справиться с повышенным спросом на продукцию, возникшим в условиях коронавируса.

«Российские контрсанкции в сочетании с ослаблением рубля способствовали развитию отечественного продовольственного сектора», – такую  оценку  дает Reuters. Проекты по развитию продбезопасности и повышению уровня самообеспеченности  позволили стране стать «самодостаточной на внутреннем рынке зерна, сахара, птицы, свинины, растительного масла».

Однако по оценкам международной консалтинговой компании McKinsey & Company, для России перебой в цепочках поставок «приведет к исчезновению импортируемых продуктов и товаров до 3-4 квартала 2020 года. А текущие возможности импортозамещения дадут возможность покрыть упущенную выручку только на 2/3», — указывается в докладе.

Что касается непосредственно масложировой отрасли, то Россия пока остается зависима от импорта сои из Латинской Америки, ежегодно страна закупает порядка 2 млн тонн соевых бобов.

О высокой потребности в формировании новой модели работы производственно-товарных цепочек сегодня заявляют многие лидеры стран. Власти США отметили, что «вспышка коронавируса продемонстрировала среди прочего минусы экономической глобализации». Европейские ученые SAPEA представили доклад, в котором пришли к выводу, что мировое производство продуктов питания должно отказаться от «линейного массового производства и потребления» и перейти к «круговой экономике».

3. Падение реальных доходов и изменение потребительского спроса

По расчётам аналитиков McKinsey, при негативном сценарии и так называемом «отложенном восстановлении»  максимальное падение реального ВВП достигнет  –14,0%  в I квартале  2021 года относительно IV квартала 2019 года, а период возврата к докризисному уровню станет возможным во II квартале 2023 года. «Общее падение ВВП в 2020 году может составить от 3,8% до 10,2%. Основной эффект – падение потребления и инвестиций», —  сообщается в отчете McKinsey.

Очевидно, что в режиме длительной экономии потребитель существенно пересмотрит состав продуктовой корзины. Если растительные масла входят в набор обязательных продуктов и серьезных рисков сокращения потребительского спроса на этот продукт не ожидается, то негативные сценарии на смежных рынках потенциально могут подкосить масложировой сектор.

Так,  аналитики Rabobank ожидают снижения спроса на говядину, рыбу и свинину в Юго-Восточной Азии, что, в свою очередь, негативно скажется на производителях кормов и масличных.

В Rabobank считают, что экономические потери, снижение ВВП и реальных доходов населения приведут к изменению потребительского спроса.  В частности, аналитики заявляют о падении спроса на говядину на 9-13%, свинину – на 4%  и рыбу – на 6 % в текущие 6-7 месяцев. «По нашим оценкам, спрос на пшеницу, кукурузу, сою и соевый шрот для дальнейшего производства кормовой базы для животных в Индонезии, Малайзии, Филиппинах, Тайланде и Вьетнаме сократиться на 6% в 2020 году. При этом только около 35% от общего годового спроса на пшеницу, кукурузу и сою в этих странах используется для потребления в пищу, остальные 65% – для нужд сектора животноводства», – цитирует feednavigator.com отчет Rabobank.

Можно полагать, что по схожему пути перехода на более дешевое мясо в дальнейшем пойдут потребительские рынки других стран. Кроме того, Индонезия, Филиппины, Тайланд и Вьетнам являются крупнейшими мировыми импортерами соевого шрота. На их долю приходится до 25% всего мирового импорта соевого шрота. Очевидно, что снижение активности трейдеров из данных стран  скажется на положении международного рынка кормов.

Что касается кондитерского и хлебобулочного секторов, то текущая ситуация показывает, что снижения спроса наблюдается только в преимум-сегменте, а также в направлении HoReCa.  Ранее в Nestle предупреждали о необходимости решения вопроса с обеспеченностью сырьем и сбоями в цепочке поставок, в некоторых странах были остановлены производства в связи введением режима lockdown.

C другой стороны,  режим самоизоляции существенно изменил потребительское поведение: согласно последнему исследованию Hunter, из тысячи опрошенных американцев в возрасте от 18-73 54% заявили, что стали больше готовить дома, и 46% респондентов сосредоточены именно на домашней выпечке.

С высокой вероятностью этот тренд укрепится и в России. Некоторые его черты прослеживаются уже сейчас. Так, по данным GfK Rus, в первую «нерабочую» неделю среди российских потребителей наблюдался повышенный спрос на маргарин, замороженное тесто и приправы. Кроме того, специалистами отмечен рост спроса на группу продуктов для перекуса с чаем/кофе, сладостей из подкатегории «порадовать себя».

 

 

Напомним, что на кондитерскую, хлебобулочную отрасли, а также потребительские маргарины суммарно приходится до 50% от ежегодно производимого объема всех жиров на растительной основе.

4. Инвестиции перекочуют в  M&A

Перспективы проекта «Экспорт продукции АПК» стимулировали отечественный масложировой сектор к форсированному наращиванию перерабатывающих мощностей и сырьевой базы. Однако есть ожидания, что существенная часть из объявленных инвестпроектов будет заморожена в связи с падением ключевых экономических показателей.

Кроме того, аналитики McKinsey & Company считают, что в потребительском секторе наряду с серией банкротств стоит ожидать сделки M&A. Эту позицию поддержали эксперты ГК «Финам».

«Безусловно, проблемы в экономике, спровоцированные коронавирусом и падением курса рубля, вызовут существенные трудности у значительной части российских предприятий. В том числе – и в сегменте пищевой промышленности. В этих условиях часть компаний неизбежно будет вынуждена банкротиться. А какие-то предприятия окажутся выкупленными более крупными холдингами и корпорациями, сумевшими пережить тяжелый период с меньшими потерями. Возможны и сделки слияния и поглощения. Однако, я бы не стал утверждать, что на рынке M&A произойдет существенный всплеск активности. Поскольку потенциальные покупатели сами находятся в непростом положении», -прокомментировал аналитик ГК «ФИНАМ» Алексей Коренев.

Он подчеркнул, что оценивать сегодня, сколько сделок слияния и поглощения будет в итоге в экономике в целом и в сегменте агропродовольственного рынка, оценить пока сложно.

«Никто даже  приблизительно не знает ни продолжительности вынужденного карантина, ни степени влияния пандемии на экономику, на то, в каком состоянии окажутся «выжившие» предприятия. Вполне может получиться, что рост сделок M&A окажется весьма незначительным, если проблемы в секторе сельхозпроизводства и пищевой промышленности окажутся глубокими и затяжными. Если же ситуация будет развиваться хотя бы по нейтральному сценарию, то, как мы отметили выше, немалая часть компаний, не справившихся с трудностями, будет поглощена более сильными и успешными игроками», — добавил г-н Коренев.

Со своей стороны, отметим, что на 15 масложировых холдингов приходится более 60% перерабатывающих мощностей сектора, большая часть из которых попала в список системообразующих организаций. Следовательно, заручившись поддержкой государства, эти предприятия имеют все шансы для дальнейшего укрепления своих позиций на рынке.

5.  Рынок биотоплива — торможение без альтернатив

Спад мировой экономики всегда  молниеносно негативно сказывается на развитии сектора альтернативной энергетики. Ярким тому примером стали последствия для данного направления валютного кризиса 2014 года. И даже с учетом укрепившего за последние 6 лет рынка биодизеля последствия очередного кризиса, вызванного COVID-19, прослеживаются уже сегодня.

По оценке OilWorld, уровень мирового производства биодизеля с марта и до конца года может упасть на 3,9 млн тонн.

На рынке ЕС  снижение производства  биодизельного топлива уже привело к потере спроса на рапсовое масло. «На европейском рынке цены на рапсовое масло резко снизились за последние два месяца в результате сокращения спроса со стороны производителей биодизельного топлива», — сообщается в отчете OilWorld. По данным USDA, европейские трейдеры сократят закупки рапса на 200 тыс.тонн (до конца сезона) в связи с отрицательной динамикой спроса на переработку семян для дальнейшего их применения в секторе альтернативного топлива.

Компания IHS Markit сообщает, что сокращение производства биодизеля в ЕС до конца года будет на уровне  8% до 13,7 млн тонн, а потребление сократится на 2 млн тонн до 14 млн тонн. В IHS Markit отмечают, производство биодизеля на растительной основе упадет до шестилетнего минимума.

В Латинской Америке, где основной культурой для производства биодизеля является соевое масло, также отмечается падение интереса к данному продукту. По данным USDA, Аргентина  сократила экспорт бобов на 300 тыс. тонн в связи со снижением спроса на биодизельное топливо.

В более тяжелой ситуации оказались страны Юго-Восточной Азии — Индонезия и Малайзия, где развитие производства и экспорта биодизеля на основе пальмового масла занимают значимое положение в госпроектах по стимулированию экономики. 

Власти Малайзии на днях объявили о вынужденной отсрочке принятия проекта  по увеличению использования пальмового масла в биодизеле в рамках B20. «Мандат на производство биотоплива с 20% компонентом пальмового масла — известным как B20 — для транспортного сектора был впервые введен в действие в январе и должен был быть полностью реализован по всей стране к середине июня 2021 года», — сообщает Reuters.

В свою очередь, Индонезия заявляла о намерении к 2021 году перейти к реализации проекта B50, сегодня производители работают в рамках программы B30. Страна была нацелена на развитие экспортной стратегии альтернативного топлива.

Как отмечают в OilWorld, из-за резкого ухудшения конкурентоспособность биодизеля на топливном рынке цены на пальмовое масло уже резко упали вниз. И самочувствие сегмента альтернативной энергетики в дальнейшем может оказать серьезное влияние на ценовую динамику рынка растительных масел.

To top
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля