freepik.com

McKinsey: новые вызовы для сельскохозяйственного сектора

Сельское хозяйство переживает самые большие изменения со времен мировых войн: от сдвигов в предпочтениях потребителей до повышения производительности труда с помощью технологий и потрясений на внутренних и международных рынках. 

Mckinsey определил четыре ключевых тренда, которые могут существенно повлиять на направления развития сельского хозяйства в ближайшие годы, как в лучшую, так и в худшую сторону:

  • Мы будем есть по-другому. Развивающиеся рынки догоняют развитие страны по уровню потребления белка, кроме того, оба «полюса» борются с ожирением. Эта тенденция может привести к увеличению спроса на богатые белком продукты питания и альтернативные мясные продукты.
  • Будут сформированы новые регионы производства продовольствия, в частности страны Африки (к югу от Сахары) и Восточная Азия. 
  • Структура производства продуктов питания будет перестроена. Прогресс в области сельскохозяйственных технологий повысит прозрачность и прослеживаемость по всей цепочке формирования стоимости. Это, вероятно, приведет к повышению эффективности и сокращению расходов.
  • Мы будем вести торговлю по другим правилам. Государственное вмешательство и субсидии могут изменить динамику рынка и оказать долгосрочное воздействие на глобальную торговлю.

Взятые вместе или в любом сочетании, эти тенденции будут иметь волновые эффекты, распространяющиеся на каждый уголок сельскохозяйственного сектора. Необходимо, чтобы заинтересованные стороны учитывали эти тенденции в своих стратегических решениях для обеспечения более устойчивого будущего.

Новый формат потребления

Проблема излишнего потребления калорий актуальна во всем мире. Наиболее ярко выражена эта негативная тенденция в развитых странах Европы и Северной Америки, хотя даже в некоторых развивающихся странах Азии и Южной Америки среднее индивидуальное потребление калорий превышает рекомендуемые уровни. По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), сочетание повышенного потребления калорий и снижения физической активности привело к тому, что с 1975 года  мировой показатель ожирения увеличился почти втрое. В результате неинфекционные заболевания, связанные с чрезмерным потреблением, такие как сердечно-сосудистые заболевания, диабет и рак, убивают больше людей, чем голод.

Между тем, по мере того как развивающиеся рынки набирают обороты, рацион питания населения в этих странах смещается в сторону более высокого потребления мяса. 

Действительно, анализ показывает, как потребление мяса стабилизируется при более высоких уровнях дохода по сравнению с менее дорогостоящими пищевыми продуктами, которые основаны на сахаре. 

Так, процветающий средний класс Китая и его быстрая урбанизация сопровождались заметным ростом потребления мяса в последние годы. Согласно анализу McKinsey, половина роста мирового потребления мяса за последнее десятилетие может быть связана с изменением потребительского спроса в Китае.

А что, если борьба с ожирением станет глобальным приоритетом?

Согласно материалам доклада EAT-Lancet Commission, для борьбы с ожирением необходимо удвоить мировое потребление фруктов, овощей, орехов и бобовых, а потребление таких продуктов, как красное мясо и сахар, должно быть сокращено более чем на 50%.

В Соединенных Штатах потребление кукурузного сиропа с высоким содержанием фруктозы на душу населения снизилось на 40% по сравнению с его максимумом с 2000 по 2018 год.

Если это движение будет продолжено и ожирение будет рассматриваться как главная угроза здоровью в 21-м веке, международный рынок сахара может пострадать, особенно касательно торговых позиций таких стран-экспортеров, как Австралия, Бразилия, Индия и Таиланд.

Этот фактор также может оказать влияние на рынки биотоплива, учитывая производственную взаимосвязь между сахаром и этанолом. Если потребляется меньше сахара в пищевых целях, то его можно больше использовать для производства этанола, увеличивая предложение топлива и снижая его цены в краткосрочной перспективе.

А что, если «мясо 2.0» станет мейнстримом?

Основной причиной роста производства сои за последние два десятилетия стало увеличение потребления мяса во всем мире, в частности в Китае. Чтобы удовлетворить спрос на мясо, производство сои для использования бобов в качестве кормовой базы наращивало объемы, особенно в Северной и Южной Америке. Суммарный экспорт сои в этих регионах с 2008 по 2018 год почти удвоился-с 73 млн тонн до 143 млн тонн. Текущая динамика может замедлится по мере снижения доходов населения в Китае и, следовательно, снижения роста потребления мяса. 

Другие причины причины отказа от мяса:  переход людей к более здоровому питанию, растущая нетерпимость к тому, как обращаются с животными, и повышение осведомленности общественности о негативном влиянии домашнего скота на изменение климата.

Действительно, основные потребители мяса, как ожидается, будут формировать большую часть рынка, но в эту же структуру будут включены другие —  альтернативные виды мяса, получившие название “мясо 2.0.»

К таким продуктам относится, например, «культивированное мясо», цены на которое упали на 99% с 2013 по 2017 год, кроме того, производство такого продукта оказывает меньшее влияние на климат, чем стандартное производство мяса.

Но еще более высокими темпами растет рынок альтернатив мясу на растительной основе, например, из соевого белка, картофеля, подсолнечного масла и горохового белка. 

По результатам опросов,  большинство населения имеет интерес к продукту и склонно пробовать  альтернативные аналоги мяса.  Кроме того, этот быстрорастущий сегмент привлекает финансирование со стороны венчурного капитала, а также крупных инвестиционных компаний. 

По данным одного из таких альтернативных мясных стартапов, 93% его клиентов также покупают мясо животных. Увеличение производства искусственного мяса может стать одним из факторов роста общего объема мирового рынка  белка. В ответ на это продовольственные и сельскохозяйственные компании должны рассмотреть, стоит ли, как и в какой степени выходить на альтернативный-мясной рынок.

А что, если Китай удвоит производство сои или будет больше импортировать ее из соседних стран?

Китай превратился в крупнейшего в мире импортера сои. Основной проблемой для расширения внутреннего сельскохозяйственного производства являются водные ресурсы.  Однако если удастся решить вопрос энергозатрат, то неиспользуемые сегодня пахотные земли можно будет ввести в севооборот.  Этот шаг существенно повлияет на мировую торговлю: в 2018 году Китай импортировал 91 млн тонн соевых бобов. При обычном сценарии развития событий это количество увеличится до 108 миллионов тонн к 2028 году.

Однако технологические достижения в области энергетики и опреснения воды могут позволить новым производителям в Китае, соседних странах и Африке наращивать собственное производство и последовательно снижать уровень зависимости от экспортных поставок из  Восточной Азии. 

Что, если Африка станет крупным сельскохозяйственным производителем?

Африка может стать более жизнеспособной для ведения сельскохозяйственного производства. Континент вообще считается дикой картой в сельском хозяйстве. С другой стороны, потенциал его огромен, однако ключевая проблема Африки  — дефицит  энергии и недостаточная ирригация, а также необходимость в базовой инфраструктуре.

Участие азиатских инвесторов в формировании инфраструктуры может иметь решающее значение для последующего выхода континента на уровень самообеспеченности. Сегодня регион остается «чистым» импортером, особенно сахара и кукурузы.

To top
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля