«Вне зависимости от происходящего качество товаров ухудшаться не должно», – Протасов

Роскачество планирует в течение года проверить продукты питания, которые входят в основную потребительскую корзину россиян. Цель — понять, повлияли ли санкции на происходящее на потребительском рынке и качество продуктов, которые едят россияне, заявил в интервью «Известиям» глава Роскачества Максим Протасов. За пять лет в низком ценовом сегменте продукции количество фальсификата снизилось в среднем с 75% до 30%. Сейчас, по его данным, целый ряд российских продуктов питания — например, мед — превосходит по качеству европейские, потому что в России более жесткие требования к производству.

Мы штрафов не накладываем. Влияем на рынок через потребителя

 Можно ли уже сейчас сказать, как западные санкции повлияли на качество продуктов в России в стране и работу Роскачества?

— В рамках исследований, которые мы сейчас проводим, мы это и пытаемся выяснить. Сейчас начинают появляться только первые результаты. Но если в целом говорить о влиянии на нашу работу санкций, очевидно, что сейчас Роскачество востребовано более чем когда-либо по двум причинам.

Во-первых, запущен новый этап индустриализации, импортозамещения. Так как мы системно внедряем качество процессов в организациях страны, для нас критически важно, чтобы и при организации новых производств, и при изготовлении новых видов продукции, во главе угла стояло высокое качество, максимально возможный уровень эффективности бизнес-процессов. Для этого мы активно внедряем системы менеджмента качества на российских предприятиях. Это первый блок.

Второй блок — это качество товаров. Вне зависимости от того, что происходит на рынке, качество товаров для потребителей ухудшаться не должно. Для облегчения ведения бизнеса в текущих непростых условиях правительством был введен мораторий на контрольно-надзорные мероприятия, введен упрощенный порядок подтверждения соответствия. Но председатель правительства Михаил Мишустин специально отмечал, что эти меры либерализации не должны привести к нарушению прав потребителей, к ухудшению безопасности и качества продукции. Для обеспечения этого Роскачество активно мониторит рынок: проводит контрольные закупки, отбирает продукцию на полках магазинов и проверяет ее в наших лабораториях.

 

— Роспотребнадзор не может контролировать, проводя проверки, а вы — можете? Как так получается?

— Роскачество — инструмент мягкой силы. В рамках нашей мониторинговой деятельности мы проводим контрольные закупки продукции и проверяем, подводят ли торговые сети и производители потребителя.

Предприятия мы не закрываем и штрафы не накладываем. По итогам таких веерных исследований, мы информируем потребителя и через информированного потребителя влияем на рынок. Мы также собираем производителей и торговые сети, у нас еженедельно проходят рабочие группы, рассказываем предпринимателям, что обнаружили в их продукции и на полках магазинов, и предлагаем исправиться. Более того, если нарушение было неумышленным, мы предлагаем помочь с внедрением оптимальных систем менеджмента качества, ликвидации точек риска — это бесплатная мера поддержки бизнеса. Другое дело, когда мы встречаем факты фальсификации — это означает, что не в качестве процессов что-то не то, это с совестью что-то не то.

Также мы информируем наших коллег из контрольно-надзорных органов. В период моратория они могут только выдавать предостережения, не могут выходить на проверки, за исключением объектов высокой степени риска, например, организации питания детей, и применять меры контрольно-надзорного воздействия. Существует и риск-ориентированный подход при организации контрольно-надзорных органов, и балльная система.

 

— За последние два месяца вы уже успели проверить некоторые продукты. Какие результаты получили?

— Мы провели исследование качества сливочного масла. Для нас было чрезвычайно важно исследовать этот рисковый сегмент. Отобрали образцы тех марок, которые занимают лидирующую долю в низком ценовом сегменте, приобрели их в достаточно большом количестве сетей. Взяли 20 лидеров этого сегмента рынка, в том числе собственные торговые марки сетей. Оказалось, что около 30% этих марок — это не молоко, не животные жиры — это растительные жиры: то, что люди называют пальмовым маслом. Такая ситуация вызывает нашу большую озабоченность. Подобные продукты, напоминающие по структуре сливочное масло, но сделанные из растительных жиров, могут существовать на рынке, но должны продаваться на отдельной полке в торговых точках и ни в коем случае не должны вводить потребителя в заблуждение и называться сливочным маслом. Чем вызвана данная ситуация: ажиотажным спросом, желанием торговых сетей и производителей предоставить псевдо-масло по самой дешевой цене для привлечения покупателей, мораторием на проверки или иной причиной — нам предстоит разбираться. Самое неприятное, что двое из производителей-нарушителей уже ранее попадались на фальсификате в рамках наших прошлых исследований, находятся в государственной информационной системе защиты прав потребителей Роспотребнадзора, но, видимо, выводы не сделали. Наш «эффект Роскачества» работает — торговые сети нам уже доложили, что эти торговые марки выведены из оборота.

 

— Можете назвать производителей, у которых обнаружили нарушения, какие у них бренды?

— Это масло «Деревенская буренка», «Солнечная долина», «Молочная мозаика» (ООО «Лав Продукт», Московская область), «Вологодские традиции» и «Славянское» (ООО «Курский сыродельный завод», Курская область), а также «Волжаночка» (АО «Молсыркомбинат-Волжский», Волгоградская область). Производители, которых мы тоже собирали, утверждают, что их к фальсификату принуждают торговые сети, требуя снижения цен поставки масла. Но очевидно, что можно не принуждаться.

 

— Почему торговые сети согласились выводить масла, которые провинились, с полки, тем более свои торговые марки? Какой рычаг давления есть?

— Когда мы сообщаем потребителям, что данная торговая марка — обманщик, и громко говорим, в какой торговой сети это покупалось, это довольно больно для торговой сети. Покупатель перестает покупать такой продукт, да и лояльность к ритейлеру снижается. Если человек понимает, что хочет купить не сливочное, а пальмовое масло, это его право. Но если он идет в магазин за сливочным маслом, покупает продукт с таким названием, а внутри — заменитель, то это грубое нарушение закона и Роскачество всегда об этом расскажет, это знают и производители, и сети. Востребованность информации от Роскачества, влияние наших исследований на рынок растут: мы видим это и по посещениям нашего портала, и по реакции подписчиков наших социальных сетей. И в результате — динамика, которую мы видим по другим категориям, показывает, что количество фальсификата снижается.

 

— Какая динамика в цифрах?

— У нас есть задача, чтобы после того, как мы прошли веерным исследованием по какой-то товарной категории, там проблема с качеством исчезла.

Все помнят историю про замену трески минтаем, когда в 60% случаев треска оказалась не треской, а минтаем, эта тема активно обсуждалась в обществе. Уже во время нашего повторного мониторинга осталась только одна торговая марка, которая продолжала нас кормить рыбой в четыре раза дешевле, под видом той, которая в четыре раза дороже. На сегодня ничего подобного нет, мы проводим регулярные проверки.
Динамику мы видим позитивную. Когда мы проводили федеральное исследование по молочной продукции с Россельхознадзором и Роспотребнадзором, было выявлено, что 11,7% в целом — это средняя температура по больнице — фальсификат.

Конкретно этот пример показал нам, что в целом рынок очень сильно оздоравливается. Благодаря нашей работе в ряде социально значимых категорий процент фальсификата стал нулевым — треску больше не подделывают. В молочной продукции исследование 2019 года показало, что ряженку не фальсифицируют, а порядка 50% отечественной сметаны может претендовать на Знак качества.

 

— Какие продукты после сливочного масла у вас на очереди?

— У нас сейчас два приоритета: мы смотрим низкий ценовой сегмент и региональные торговые марки по базовым социальным товарам — мясной, молочной продукции, легкой промышленности. Сейчас это самое важное.

 

— Категории, которые вы перечислили, к какому периоду будут уже проверены?

— Мы запускаем новое исследование каждую неделю. Сам цикл исследований от момента отбора образцов и далее через лабораторные испытания до итогового результата занимает минимум 1,5 месяца. За этот год мы хотим пройти с нашими испытаниями через всю потребительскую корзину.

 

— Вы сказали, что запускаются новые производства и появятся новые продукты питания. Что вы имели в виду — что качество может покачнуться?

— Я имел в виду процесс импортозамещения. В данном случае, мы говорим не о нашей мониторинговой деятельности, а о деятельности Роскачества по внедрению качества процессов на предприятиях, улучшению культуры производства, повышению его эффективности. Мы отлично знаем, чего у нас не хватает сейчас — собственных кроссов птицы, семян — это генетика в мясопроизводстве и так далее. Мы будем сопровождать предприятия, которые сейчас будут запускаться в этой области, с точки зрения внедрения лучших систем качества.

 

— Мы понимаем, что скоро появятся первые товары по параллельному импорту, и вы сказали, что у вас есть в планах анализ этого рынка. Первые исследования будут в этом году или в следующем?

 

— В этом году. Мы считаем, что уже летом по легпрому должно быть исследование, потому что первые марки, которые будут открыты в рамках параллельного импорта, появятся именно летом.

 

— У вас конечная цель, чтобы россияне покупали качественные продукты. Но иногда люди покупают иностранный продукт просто потому, что там лучше работает маркетинг. С этим есть проблемы?

— Есть термин «потребительский патриотизм». В отношении разных продуктов питания ситуация разная. Сейчас, согласно нашим исследованиям, 54% покупателей предпочитают товар, упаковка которого промаркирована российским Знаком качества. Доверие покупателей к таким товарам повышенного качества на 2022 год составляет 76%. То есть во многих товарных категориях, особенно в продуктах питания, лояльность к отечественным маркам уже выше, чем к импорту.

ДНК рыбы

— В 2015 году Александр Ткачев, на тот момент министр сельского хозяйства, сказал, что у нас на полках мусор…

— В 2015 году Роскачество было создано, чтобы не было мусора. Я думаю, что вы сами можете заметить, что ситуация меняется кардинально. Может быть, не так быстро, как хотелось бы, но важна постоянная системная работ.

Например, в истории про «треску-минтай», которую мы обсудили с вами ранее, нами было впервые массово применено ДНК-секвенирование. По ДНК мы можем точно определять вид любой продукции. Тогда мы впервые пришли к рыбникам и торговым сетям со словами: «Ребята, вы что делаете? У вас половина трески — минтай». Они говорят: «А как докажешь?» А мы говорим: «Вот ДНК вашей рыбы».

Теперь эта методика по инициативе Роскачества и в соответствии с решением Госкомиссии по противодействию незаконному обороту промышленной продукции включена в поддерживающий перечень к техническому регламенту 040/2016 «О безопасности рыбы и рыбной продукции». Ныне, методика ДНК-секвенирования обязательна для использования и принимается всегда и всеми, ни у кого сомнений не вызывает.

Когда мы это сделали, участники рынка всё поняли. Также в недавнем исследовании консервов из сайры мы нашли нарушения в 58% образцов: вместо сайры были более дешевые сельдь или сардина иваси. Потребители сократили покупку таких марок-обманщиков, сети отчитались, что вывели их с полки.

 

— А что с мясом?

— Ранее массово существовавшая проблема мясопереработчиков — это подмена видов, когда пишется вид колбасы, в котором не может быть куриного мяса, мяса птицы — более дешевого, та же докторская колбаса, а в итоге продукт делается полностью из мяса птицы. В тех трех видах колбас, которые мы испытывали, и в сосисках мы эту проблему решили.

 

— Вы используете несколько лабораторий. Не было случаев подкупа лабораторий со стороны производителей?

—Давление на лаборатории, особенно в первые годы, было очень большим. Также большим было давление, естественно, и на коллектив Роскачества. Возник новый институт, который сразу же объяснил, что он мониторит и помогает, если ты хочешь исправиться. Если ты не хочешь исправиться, извини, даже есть известная цитата, что наша мягкая сила страшнее любой жесткой, потому что мы громко кричим о нарушениях и очень сильно влияем на рынок, так как проинформированный нами потребитель голосует кошельком, не покупая товары нарушителей.

Лучше зарубежных

— Какие товары превосходят по качеству европейские?

— У многих потребителей до сих пор есть убежденность, что европейские требования к качеству выше, чем российские. В США в целом федеральные требования чрезвычайно низкие. Там только к органической продукции высокие требования, а в основном — выпускай что хочешь.

Однако, считается, что в США и Евросоюзе требования выше. Приведу несколько примеров, которые покажут, что это не так. Например, мед. Когда его нагревают, в нем образуется канцероген, токсин оксиметилфурфурол. У них разрешено 40 единиц, у нас только 25 единиц, то есть у нас более жесткие требования.

В текстиле у нас есть уникальный показатель — воздухопроницаемость, который характеризует «дышащие» свойства одежды.

 

— Мы по всем категориям, если брать пищевой рынок, обгоняем по качеству Европу?

— Сказать так было бы нечестным, нам предстоит работать над качеством еще многих видов продуктов и напитков. Однако, логично, что там, где мы можем контролировать сырье, неплохо развивается и переработка. Так как по зерну мы одни из крупнейших экспортеров в мире и неудивительно, что продукты переработки зерна (и мука и макароны) у нас достаточно высокого качества. Также и продукты, связанные с масличными – мы умеем выращивать эти культуры в нужном качестве и количестве, поэтому масла мы тоже делаем качественные. С точки зрения показателя перекисного числа, содержания насыщенных жирных кислот, полиненасыщенных мы эти проверки проводим, сравниваем с иностранными маслами. Точно нам стыдиться нечего.

 

— История с ГОСТом на докторскую колбасу была очень яркая. Что-то аналогичное вы готовите?

— На нашей базе создан национальный центр развития органической и «зеленой» продукции. Две категории, две разных историй. У нас два федеральных закона — об органической продукции и о «зеленой» продукции – продукции с улучшенными характеристиками. Первая — это продукция, произведенная традиционным способом без химических удобрений, без средств защиты растений. Вторая — произведена с применением всех методов индустриального земледелия, но с минимизацией ущерба для окружающей среды — с минимально возможным внесением синтетических удобрений и средств защиты растений. Это интегрированное сельское хозяйство, когда ты при производстве где только можешь сокращаешь ущерб окружающей среде.

На базе Роскачества созданы органы сертификации органики и «зеленой» продукции. Если говорить об этих двух категориях — здесь у нас широкий список стандартов, которые мы разрабатываем. Например, в органике мы вместе с Росрыболовством хотим сделать на органическую рыбу стандарт, которого в России еще не было, поэтому и рыбы органической в России пока нет. В «зеленой» продукции широчайшая линейка — от масел и муки до консервации и шоколада заявки на разработки стандартов под «зеленую» продукцию.

 

— Нет рейтинга, в каком регионе качественнее питаются, а в каких — хуже?

— Мы формируем рейтинги субъектов Федерации по количеству производителей, получивших государственный Знак качества. Данный табель о рангах мы, конечно, демонстрируем главам регионов. В топ регионов со Знаком качества на сегодня входят Московская область, Москва и Белгородская область, а также Петербург и Краснодарский край.

Кроме того, по состоянию на апрель мы исследовали более 9 тыс. товаров в более чем 200 категориях — продукты питания, одежда и так далее. Такая выборка позволяет нам проводить анализ рейтинга Роскачества, который товары каждого субъекта Федерации получили по итогам нашего веерного исследования, мы видим, в каком регионе средний рейтинг качества товаров выше, в каком ниже. Это хорошая карта качества.

 

Поделиться
To top
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля