«ESG-повестка будет довлеть над индустрией еды так же, как над энергетикой и металлургией», – исполнительный директор «ЭФКО» Сергей Иванов

 Группа компаний «ЭФКО» уже давно прославила Алексеевку Белгородской области как масличную столицу России. Компания почти 30 лет производит растительное масло, майонез, соусы, жиры. В прошлом году в ГК заявили, что собираются сосредоточиться на инновационных разработках и приступают к производству мяса на растительной основе. Исполнительный директор «ЭФКО» Сергей Иванов рассказал, как акционеры пришли к новой философии вызовов будущего, поддерживает ли компания регулирование цен на внутреннем рынке и как подбирает перспективные кадры.

– Сергей Николаевич, год подходит к концу. Поделитесь, с какими результатами рассчитываете его закончить.

– Говорить о конкретных цифрах пока рано, мы поделимся ими по итогам года. Могу сказать одно: растем хорошо. Этот год можно в какой-то степени назвать поворотным. Мы начали перевод компании в другую философию существования – формируем иное отношение к продукции. Эта новая философия должна соответствовать нашему пониманию глобальных вызовов, которые стоят перед индустрией питания.

 

– Какие это вызовы?

Первый – это голод. Для 10 млрд человек рано или поздно еды не хватит. Второй вызов – экология. Индустрия еды не может не влиять на процессы, происходящие на нашей планете. ESG-повестка будет довлеть над индустрией еды так же, как это уже происходит с энергетикой и металлургией. Третий вызов – это здоровье. Ради создания доступной еды производители массовых продуктов питания идут на слишком серьезные компромиссы в отношении здоровья человека.

Еще один вызов – ожирение. Динамика страшная – за пять лет количество страдающих этой болезнью в мире выросло с 100 млн до 500 млн человек. Мы все эти вызовы пропустили через себя и сформулировали простую идею, которая легла в основу нашего долгосрочного планирования – будущее точно за технологиями, отвечающими на каждый из этих вызовов одновременно.

 

– Как вы приняли решение открыть проект растительного мяса «Hi!»?

– Мы создали целое семейство проектов Healthy Innovation – «Здоровые инновации». Для себя мы переводим их как «здоровое будущее». «ЭФКО» уже сегодня производит растительное мясо, готовится выпустить на полки молоко. В перспективе – это сладкий белок, пищевые волокна и другие инновационные продукты. Это целая линейка, которую мы вывели из группы и трансформировали в проект акционеров компании.

 

– И насколько это направление уживается с основными? Не приходится ли чем-то жертвовать – инвестициями, ресурсами – в пользу «Hi!»?

– Не приходится. Чтобы заниматься инновациями, мы сформировали дополнительные управленческие ресурсы. Сам инновационный центр построили еще 10 лет назад. И если до 2017 года это было скорее элементом нашей культуры, то четыре года назад мы осознали: чтобы выжить, нужно сделать инновации главной причиной нашей конкурентоспособности. И работать в этом направлении не просто между делом и для себя, а подходить к вопросу основательно. Сказали себе, что должны научиться создавать и внедрять разработки, доводить их до людей, масштабировать и реализовывать. В противном случае мы просто прекратим существование. Перед таким выбором себя и поставили.

 

– И это дало результат?

– Утроили инвестиции в инновационный центр – примерно до 700-900 млн рублей в год – и построили новые лаборатории. Организовали пространство «Лиман» в поселке Белая Вежа. Мы рассматриваем его как социальную экосистему для совместной работы и жизни ученых, администраторов, социальных конструкторов. Вторым шагом стало то, что посадили акционеров и высший менеджмент за парты – начали изучать цитологию, генетику, физику, химию, социологию, психологию, нейрофизиологию, философию, проводить социологические исследования. Мы стали лучше понимать, что происходит в обществе, начали учиться думать цивилизационными кодами и технологическими трендами. То есть пытаться увидеть, куда движутся общество и технологии. Для себя мы определяем бизнес простой формулой. Бизнес – это польза, которая находит место в жизни людей экономически эффективным способом. Вся наша философия строится от той самой пользы.

 

– Кто ваши основные конкуренты в нише производства здоровой растительной продукции, в чем ваше преимущество?

– Это настолько новая, только зарождающаяся категория, что конкуренции там нет. Сейчас набирает силу тренд переключения на растительные альтернативы. Через три года, пять, 10, 15 лет он полностью поглотит мир. Это факт. Сколько людей откажется от мяса? Есть агрессивные прогнозы на уровне от 40 до 50%. Мы уверены, что рано или поздно мяса людям не будет хватать. Сегодня в мире его производится 300 млн тонн. Есть аналитики, которые говорят, что через 50 лет нужно будет 900 млн тонн, а животноводство обеспечит еще максимум около 100 млн тонн. То есть 400-500 млн тонн нужно будет чем-то замещать. Этим источником и станут растительное и клеточное мясо. Даже если на растительное мясо переключится 10% покупателей – этот рынок больше, чем наш бизнес бутилированного масла, соусов и прочих продуктов. Это огромный бизнес.

 

– Тренд – вызов, за которым вы следуете и который, как бонус, приносит прибыль?

– Именно.

 

– Когда вы только заявили о здоровых продуктах будущего, то почти сразу начали поставлять их на пробу в некоторые рестораны, кафе, супермаркеты и т. д. Насколько сейчас востребована продукция Healthy Innovation у ретейлеров и сегмента HoReCa?

– Сейчас она представлена в 750 ресторанах Москвы, еще в 250 заведениях по всей стране. Дистрибьюция набирает обороты. В рознице пока сложнее двигаться, но и там понемногу меняется отношение к продукту.

 

– Почему в рознице сложнее?

– Смотря с чем сравнивать. Например, наше масло и майонез представлены в 80% торговых точек. С растительным мясом пока дистрибьюция идет медленнее, так как продукт только завоевывает сердца потребителей. В России традиционная культура в еде в отношении растительного мяса, за исключением Великого поста, но это отдельная история. Но европейский тренд флекситарианства набирает силу. Это когда человек не на 100% отказывается от животного мяса, а замещает растительными продуктами 10-12% привычного рациона. Одновременно и вегетарианство как тренд тоже активно развивается.

 

– Этот год был непростым с точки зрения пошлин, регулирования цен на внутреннем рынке. Как эти события повлияли на «ЭФКО»?

– Год закончится, тогда и подведем его итоги. В целом я могу сказать, что введение пошлины на масла и масличные мы поддерживали и поддерживаем. Не было другого варианта сдержать рост цен внутри страны. И мы не согласны, что это попытка залезть в карман к сельхозтоваропроизводителям. В текущем сезоне цены начались с 35 тыс. рублей за тонну. Да, в прошлом они были на уровне 50-60 тыс., поэтому фермерам хотелось бы подороже продавать. Но долгое время подсолнечник, в принципе, стоил 20 тыс. рублей и давал возможность получать 100% рентабельности. Сегодня сырье придерживают, ждут цены в 50 тыс. рублей. Думаю, что сезон будет очень тяжелым – коллективный разум должен как-то получить этот опыт. Нужно трезво мыслить, оценивать балансы и считать, смотреть, куда движется рынок. Высока вероятность того, что во второй половине сезона будет обвал цен.

 

– Власти вводят новые регулирующие меры. Есть мнение, что в связи с этим компаниям приходится пересматривать свои долгосрочные планы и инвестиционную активность.

– Это лукавство. Что произошло? Какие инвестпроекты поменялись? Если взять масличные, мы инвестировали в них при цене в 20 тыс. рублей. Сейчас они дешевле 30 тыс. рублей не стоят. Условный фермер жалеет, что они не стоят 50 тыс. рублей. Но о чем речь? Это не очень конструктивная постановка вопроса.

 

– Читала у вас в соцсетях колонку об итогах агросезона. Вы упомянули, что переработчики и сельхозтоваропроизводители обречены работать вместе. Почему вы использовали такую формулировку? Есть какие-то проблемы во взаимоотношениях?

– Мы работаем на рынке. Пытаемся друг другу продать свою картину мира. Сельхозтоваропроизводители говорят, что хотят продать всё сырье на экспорт. Мы настаиваем, что у нас больше мощностей и мы рядом. Покупает сегодня Турция, а завтра не будет. И что тогда? В итоге получается такой коммерческий конфликт – переработчики занижают цены, производители завышают. Это «тяни-толкай» – вот что я имел в виду под словом «обречены». Но пытался сказать о единой экосистеме, конечно.

К счастью, сегодня на земле, у сельхозтоваропроизводителей, наконец-то за многие годы сложилась гигантская доходность. Мы в переработке и близко таких денег не зарабатывали, не будем зарабатывать и не претендуем на это. Мы живем в 8-10% EBITDA.

 

– Буквально недавно, рассказывая о росте мощностей, вы сказали, что ГК «ЭФКО» может зарабатывать только на эффектах масштаба. Соответственно, вы постоянно вводите новые мощности, выкупаете заводы – «Либойл», например. В связи с этим вопрос: планируется ли покупка или строительство других активов в ближайшем будущем?

– Мы наращиваем мощности, так как не понимаем, как можно в переработке масличных себя чувствовать устойчиво с объемами ниже 1,5 тыс. тонн в сутки. Поэтому все наши производства мы довели до этого уровня. В спецжирах добавили мощности в Тамани на Черном море. И в развитии точно не останавливаемся.

 

– Вы рассказали про вызовы, которые подтолкнули компанию к разработкам инновационных проектов. А какие экономические вызовы перед вами стоят в ближайшей перспективе?

– В категории вызовов мы мыслим иначе. Например, восемь месяцев назад мы решили создать единый рекрутинговый центр. Мы очень серьезно относимся к вызову подбора и поиска персонала. Сегодня ищем молодежь, которая будет помогать нам строить, внедрять и реализовывать инновации. Это аналитики, химики, биотехнологи, дизайнеры, бренд-менеджеры, рекрутеры, социальные конструкторы. Мы их ищем по всей стране и везем работать под Алексеевку, на «Лиман». Вызов принципиально другого уровня – найти ребят с мечтой, с предрасположенностью к тому, чтобы стать высшими менеджерами. Они должны гореть профессией, уметь чувствовать эмоции других, относиться к себе трезво и с иронией.

 

– Профессиональные качества вы не назвали. Получается, упор больше на личность?

– Верно. Есть даже профессии, представителей которых мы не берем на работу, потому что понимаем, что не сможем переучить.

 

– Например?

– HR-специалистов с психологическим образованием или тех, кто учился маркетингу. Таких работников нам легче обучить с нуля. Мы иначе формулируем кадровый вопрос. Это не яркие и не шумные люди, не победители. Это те люди, которые не доверяют громким лозунгам, стоят немного в тени, не такие яркие, как признанные лидеры, скорее всего, не очень уверенно себя чувствуют и не слишком верят в собственный успех и в свои силы. Но у которых есть сердце и совесть, кто хочет работать. И кого от слов «примите меня таким, какой я есть» выворачивает. Таким людям мы помогаем поверить в себя, подбираем для них индивидуальные программы развития. И если всё сделать правильно, они развиваются гигантскими темпами.

Фото с сайта Томского политехнического университета

Источник: Abireg

 

To top
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля