pixabay.com

Растениеводство масличных – «священная корова» наших дней

Воронов Евгений Геннадьевич, руководитель ООО «Амурагроцентр»

Сегодня, как только заходят разговоры об экспортной пошлине на масличные, то сразу со всех концов несутся вопли и крики «прочь свои грязные руки от доходов растениеводов». Это довольно странно, ведь пошлина должна пойти в доход государству, которое и создало исключительно благоприятные условия (в сравнении с остальными участниками рынка) для растениеводов.

Растениеводство масличных – это такая «священная корова» наших дней. Доходность в цепочке растениеводство масличных-переработка-животноводство и птицеводство-мясопереработка-потребители очень сильно сдвинута в сторону растениеводства. Растениеводство получает основной объём государственной поддержки (субсидии, дотации, полное отсутствие налога на прибыль).

Растениеводы защищены больше, чем остальные участники цепочки. Если случается засуха, наводнение и т.п., то растениеводы получают компенсацию. У других участников рынка, если что случилось – это твои убытки и твои проблемы. Если на птицеферме вспыхнула болезнь Нью-Касла или на свиноферме появилась чума, птицеводам и свиноводам ничего не возмещают: забивай стадо и списывай всё на убытки.

Все проводят постоянную модернизацию оборудования и техники, но очень редко им что-то компенсируют. Кроме растениеводов – у них программы компенсации части затрат на технику почти постоянны. Государство, предоставляя льготу по налогу на прибыль растениеводам и закрепив ее в налоговом кодексе, ничем их не ограничивает. Если что-то случается (потеря части урожая из-за погодных условий) государство все компенсирует: и тем, кто использовал льготу на инвестиции, и тем, кто ее использовал на личное потребление. Хотя, если государство лишает себя части дохода (налога на прибыль), оно могло бы (или должно?) обозначить условия использования этих денег. Например, обязательно создать в сельхозпредприятии фонд потерь и инвестиций с требованием зачисления в него сэкономленных на налоге на прибыль денежных средств, и в случае форс-мажора использовать в первую очередь эти средства, а затем, если не хватит, давать дополнительные компенсации на потери урожая и на компенсацию капитальных затрат.

При этом цены на масличные такие, что ставят под сомнение существование всех остальных участников цепочки, особенно после девальвации и отмены экспортной пошлины на масличные. Растениеводы забрали весь эффект девальвации себе, выставив цены соответственно экспортной цены и курса доллара (несмотря на то, что на экспорт идет не более 10% подсолнечника и 25% рапса и сои). Такие высокие цены на масличные ставят в очень нелёгкое положение всех остальных участников цепочки, которые работают на пределе своих возможностей, стараясь удовлетворить непомерные аппетиты растениеводов. При таких ценах переработчики, животноводы, птицеводы и мясопереработчики работают или в убыток, или на грани рентабельности, в то время как затраты растениеводов после девальвации выросли всего на 50%, а доходы в 2-2,5 раза (и никаких налогов). Растениеводы со сверхприбыли ничего не платят, а переработчики и остальные игроки с заработанного рубля должны отдать 20%.

Порядка 60% сои в России на экспорт покупает Китай. Цены на сою в Китае очень высокие, потому что основной объём не-ГМО сои китайцы используют в пищу (объём сои, употребляемой в пищу в КНР, составляет 11 млн тонн в год, в Росси и в 2019 году произведено 4,3 млн тонн сои). Устанавливая цены на сою на внутреннем рынке по экспортным ценам в Китай, растениеводы делают эту сою недоступной для российских переработчиков. По сути, они закрывают переработку сои. Только за последний год закрыты два крупных соеперерабатывающих предприятия – Уссурийский МЖК и Благовещенский МЖК. Рабочие места сокращены и уничтожены, исчезли налоги, которые платили данные предприятия, а это – сотни миллионов рублей в год.

В это же время растениеводы, продав сою китайцам за огромные деньги за наличный расчет, даже не показали это в отчетности. Китайцы покупали сою за наличный расчет по 40 тыс. рублей, но ни в одном отчете хозяйств этого нет. Продав всего 1000 тонн сои, фермер получает 40 млн рублей, не заплатив ни копейки налогов. Да, их труд важен так же, как важен труд медиков, учителей, полицейских, пожарных и т.д. Однако никто из этих категорий людей такую сверхприбыль не получает, они с каждого рубля своего небольшого дохода платят налоги.

Но самое главное, почему государство не задает вопроса — зачем мы экспортируем масличные на таких условиях? В процессе производства масличных государство многое дотирует, субсидирует и возмещает, содержит за свой счет сельские поселения и всю их инфраструктуру. Собственники хозяйств экспортируют масличные, заплатив копеечные зарплаты небольшому количеству работников, получают сверхприбыль и не платят с неё ни копейки налогов.

Где хоть что-то получило государство? Оно только потеряло! Подсчитайте все субсидии и дотации, подсчитайте, сколько государство тратит на содержание инфраструктуры на селе (управление, образование, здравоохранение, охрана общественного порядка, культура, дороги и т.д.), а это необходимо на селе, чтобы люди жили, хотя в самом сельхозпредприятии работает только небольшая часть населения. Если выращенный урожай – это жизненная необходимость для страны, то понятно, почему так много средств положено и почему нет налогов. Но, когда все отправили на экспорт, получив часть выручки нелегально – непонятно.

Такая система приводит к уничтожению собственной перерабатывающей промышленности, ставит под вопрос развитие птицеводства и животноводства, и в конечном итоге ложится тяжким бременем на карманы потребителей, доходы которых не растут так, как цены. После уничтожения собственной переработки образуется полная зависимость животноводов от импорта продуктов переработки, а тех же растениеводов – от капризов экспорта.

Защитить российскую перерабатывающую промышленность в таких условиях может только экспортная пошлина на масличные в размере 20% (которая и была до 2015 года). Она не только защитит, но и обеспечит возврат государству вложенных средств в растениеводство масличных. Пошлина будет способствовать более сбалансированным отношениям между всеми участниками рынка, приведёт к углублению производственной цепочки с упором на производство и экспорт продуктов с более высокой добавленной стоимостью. Благодаря этому будут сохранены и преумножены рабочие места и налоги, а сверхприбыль от продажи сои на экспорт пойдет не в карман китайских трейдеров и мажоритарных собственников хозяйств, а в государственную казну. При этом даже после введения пошлины на масличные у растениеводов останется самый большой чистый доход среди всех участников производственной цепочки.

 

To top
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля